Адвокатура в царское время

Слово "адвокат" происходит от латинского "advocare" - "призывать на помощь". Впер­вые адвокаты появились в Древнем Риме. Как отмечал русский историк права Е.В. Васьковс-кий, "... первыми юристами в Риме были патроны. В лице их совмещались две профессии: юрисконсультов и адвокатов". Адвокатура республиканского периода Древнего Рима была свободной профессией и никакого корпоративного устройства не имела. Корпорация профессиональных защитников в суде сформировалась в Риме в эпоху Империи, т.е. более двух тысяч лет назад. Документально зафиксированная коллегия юристов-защитников формирова­лась на основе хорошо известных в позднейшие времена принципов: требовалось быть зане­сенным в матрикулы (официальный список лиц с определенным уровнем доходов) и успешно сдать испытания (экзамены) по праву. Устройство адвокатуры, сложившееся в эпоху Импе­рии, было классическим. Оно стало основой всех последующих видоизменений адвокатуры, вплоть до новейшего времени.

Суд Древней Руси, использовавший приемы так называемого суда Божьего (испытание водой или каленым железом, применение "поля", т.е. вооруженного поединка тяжущихся сторон), практически обходился без адвокатуры, так как принцип личной явки в суд неукоснителен, а "суд Божий" требует только истца и ответчика, а не защитника. О профессиональных поверенных в суде на Руси сообщается в законодательных памятниках XV в. Наиболее извес­тны свидетельства из древнего Новгорода о праве любого тяжущегося в суде иметь поверен­ного. По псковской Судной грамоте (1397-1467 гг.) право иметь поверенного предоставлялось уже не всем, а только женщинам, детям, монахам и монахиням, дряхлым старикам и глухим. В позднейших памятниках (Судебниках и Уложении царя Алексея Михайловича 1649 г.) посто­янно упоминается о наемных поверенных. Однако указание на какую-нибудь организацию профессиональных поверенных в них не содержится.

К середине XVII в. уже существовало сословие наемных поверенных, так называемых стряпчих. В 1775 г. Екатерина II подписывает Указ "Учреждение о губерниях", по которому стряпчие являлись помощниками прокурора и защитниками казенных. Каких-либо требова­ний в виде образовательного или нравственного ценза к поверенным не предъявлялось. Не существовало и их внутренней организации.

При подготовке к судебной реформе в области адвокатуры был использован не только континентальный (европейский), но и имевшийся в самой России опыт столетней деятельнос­ти адвокатуры в западных окраинах империи: в Литве и Царстве Польском. Польская Кон­ституция 1791 г. и постановления Литовского статуса требовали, чтобы адвокат был дворяни­ном, имел поместье, не был замечен ни в каком пороке и знал законы. При вступлении в сосло­вие адвокатов кандидат обязан был принести присягу. Молодые люди подготавливались к профессии под руководством опытных адвокатов, которые отвечали за учеников перед зако­ном. Включение в состав адвокатов зависело от суда, высшей судебно-административной вла­сти Царства Польского.

Законом от 14 мая 1832 года в России был создан институт присяжных стряпчих. Это была попытка отчасти упорядочить участие судебных представителей в коммерческих судах. Заниматься практикой в коммерческих судах могли только лица, которые были внесены в список присяжных стряпчих. В этот список включались кандидаты, представившие аттеста­ты, послужные списки и прочие свидетельства об их звании и поведении, какие они сами при­знают нужными. Суд вносил их в список или объявлял словесно отказ без объяснения причин.

Нужно отметить, что власть в России издавна питала какое-то органическое предубеждение против адвокатуры.

В источниках о посещении Петром I Англии в 1698 г. сообщается, что, посетив Вестмин­стер-Холл (суд), Петр увидел там "законников", т.е. адвокатов, в мантиях и париках. Он спро­сил: "Что это за народ и что они тут делают?" "Это все законники, Ваше Величество" - ответили ему. "Законники? - удивился Петр. - К чему они? Во всем моем царстве есть только два законника, и то я полагаю одного из них повесить, когда вернусь домой". Екатерина II была того же мнения. "Адвокаты и прокуроры у меня не законодательствуют и законодательство­вать не будут, пока я жива, а после меня будут следовать моим началам". В этом она оказалась совершенно права, и император Николай I с такой же уверенностью говорил князю Голицы­ну, отстаивавшему необходимость введения адвокатуры: "Нет, князь, пока я буду царство­вать, России не нужны адвокаты. Проживем и без них".

К середине 50-х годов XIX века уже сформировалось убеждение, что состязательный процесс единственный способ судопроизводства. А необходимым условием введения состяза­тельного процесса должно было стать учреждение сословия присяжных поверенных. Введе­нию судебной реформы способствовал резкий экономический подъем России, вызванный в 1861 году освобождением крестьян, началом железнодорожного строительства, появлением акционерных обществ и финансовых учреждений.

Император Александр II 20 ноября 1864 года подписал Закон об учреждении судебных уставов. Судебная реформа явилась одной из самых значительных в цепи реформ 60-70-х го­дов. Вводился гласный состязательный суд с участием присяжных заседателей, обвинения и защиты. Александром II были утверждены судебные уставы Российской империи: Устав граж­данского судопроизводства и Устав уголовного судопроизводства. По ним в России вводи­лись две системы судебных учреждений: суды с избираемыми судьями - окружные суды и су­дебные палаты.

Мировой суд (в уездах и городах) был выборным органом и предназначался для рассмот­рения малозначительных уголовных и гражданских дел. Апелляционной инстанцией для всех дел, рассмотренных в мировых судах данного мирового округа, являлся съезд мировых судей.

Общие судебные места создавались для рассмотрения уголовных и гражданских дел, вы­ходивших за пределы компетенции мировых судов. Они состояли из двух судебных инстан­ций: окружного суда - одного в судебном округе, включавшем несколько уездов, и судебной палаты, действовавшей в пределах одной или нескольких губерний и объединявшей значи­тельное число судебных округов. Окружной суд, как суд первой инстанции, рассматривал все уголовные дела. Судебная палата была судом первой инстанции по политическим делам и апелляционной инстанцией по отношению к окружным судам. Судебная палата являлась так­же и органом надзора за окружными судами и мировыми съездами.

По ст. 135 Учреждения Судебных Установлений (Учр. Суд. Уст.) присяжными поверен­ными могли быть лица, достигшие 25-летнего возраста, имеющие высшее образование и, кро­ме того, пять лет судебной практики в качестве чиновника судебного ведомства или помощ­ника присяжного поверенного.

Ст. 355 Учр. Суд. Уст. запрещала быть присяжными поверенными лицам: не достигшим 25-летнего возраста, иностранцам, состоящим на службе от правительства или по выборам, уволенным со службы по суду, а также по некоторым другим обстоятельствам.

Присяжный поверенный, исключенный из числа таковых любой судебной палатой, ли­шался навсегда права вернуться к профессии на всей территории России. Списки исключен­ных из числа присяжных поверенных централизованно публиковались и регулярно рассыла­лись по всем судебным палатам, окружным судам и съездам мировых судей. Аналогично по­ступали и судебные палаты, извещая суды низших инстанций об исключении того или иного лица из числа присяжных поверенных.

Присяжным поверенным, принявшим эту должность, сохранились чины, полученные на прежней службе, и придворные звания.

Претендующие на звание присяжного поверенного подавали заявление в совет присяж­ных поверенных с приложением необходимых документов. Совет рассматривал эту просьбу, затем принимал постановление о принятии кандидата или об отказе. Лицо, принятое в при­сяжные поверенные, получало свидетельство и после этого принимало присягу. Затем его включали в специальный список присяжных поверенных, а решение о его принятии публиковалось к всеобщему сведению.

Присяжные поверенные имели право: вести гражданские дела во всех судебных установ­лениях без получения свидетельств на право ходатайства по чужим делам; получать вознаг­раждение за ведение дел; передавать друг другу состязательные по гражданским делам бумаги без посредничества судебных приставов и т.д. Присяжный поверенный был обязан вести спи­сок дел, которые ему поручались, и представлять его в совет или окружной суд по первому требованию. В п. 4 ст. 355 Учр. Суд. Уст. указывалось на то, что звание присяжного поверен­ного несовместимо с действительной службой, так как присяжный поверенный должен быть независим от начальства.

Судебная реформа 1864 года коренным образом преобразила всю систему правосудия Российской империи. Уставы ввели принцип независимости и несменяемости судей; установи­ли подсудность всего населения без каких-либо изъятий; отделили предварительное следствие как от полицейского сыска, так и от прокуратуры; обеспечили состязательность судебного процесса, полностью уравняв в правах стороны обвинения и защиты. Сердцевину реформы составили учреждение суда присяжных и создание свободной, отделенной от государства, ад­вокатуры.

Россия - полуфеодальная страна с глубоко въевшимися во все поры общества крепостни­ческими отношениями, с режимом неограниченной абсолютистской власти, страна, лишен­ная парламента и Конституции, - неожиданно получает самую демократическую, самую про­грессивную форму организации судебной власти. И в новом суде, перед самостоятельно реша­ющими судьбу обвиняемых народными представителями, сразу же зазвучали голоса российс­ких адвокатов.

Их судебные речи воспринимались как чудо: со времени закрытия псковского веча в XVI веке во всей России на три столетия утвердился безгласный, письменный процесс, обходив­шийся без публичного состязания сторон обвинения и защиты.

Спасович и Арсеньев, Александров и Андреевский, Урусов и Карабчевский, Герард и Боровиковский, Пассовер, Гаевский, Плевако - поистине блистательна плеяда судебных ора­торов, рожденных Великими реформами! Эти имена должны знать наши современники.